00:31 

Фанфик

ImegalomaniaI
eat pray get tranquilizer
По идеи слэша то и не было. Наверное

Hеllo DollFase
Автор: Amazonbot
Фэндом: Пингвины Мадагаскара
Персонажи: Рико, Ковальски, "Кукла", Рядовой, Джули, Морис, Марлин
Рейтинг: G
Жанры: Слэш (яой)
Размер: Миди, 17 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Хуманизированная версия.
Все начинается, как и начиналось в одноименной серии, с разницей в продолжении. Раз хуманизация, то что бы было, если бы кукла Рико ожила? Ну, или её заменили, а точнее предложили взамен человечка, одетого как она и разговаривающего, как она? Идея ученого, поддерживаемая Шкиппа и капля трезвого рассудка Рядового вылилась в…
Публикация на других ресурсах:
Желательно, только с моего разрешения.
Примечания автора:
Соу, куклу, убедительная просьба не считать МОИМ ФАНОВСКИМ персонажем. Просто девичка, для того, чтобы жить не скучно было. Описание её яркое – лишь для контрастного представления «что было» и «Что стало».

«Чтобы попасть в Город Грозовых Облаков, мне нужна моя волшебная расчёска».
-А-а-а-аххх… — Наверное, уже в сотый раз, обречённо зевнул Ковальски, и в совершенно несвойственной себе манере раскинув ноги в стороны, со стуком опустил их на журнальный стол. Устало косясь на Шкипера, слишком занятого для замечаний раздражёнными выкриками в ящик типа: «Обыщи робота. Я не доверяю этим мигающим глазёнкам!»
На экране носилась по облакам дебильная розовая пони с неровными зубами, да и вообще, всё это шоу было дебильное! Чем оно только нравится Рядовому? С лыбой от уха до уха, сейчас раскачивающегося на диване, то и дело, задевая учёного или командира. Пони радостно раскинув копытца, даже не поворачиваясь к открывшемуся ящику с глазками, из которого высунулась, столь искомая ею «волшебная расческа», завизжала: «Правильно! Она в синеньком заколдованном шкафу!»
Вокруг неё, помимо шкафа с глазками, было ещё несколько предметов: нечто, наверное, должное быть карандашом, ещё книжка, тоже с глазами, и некое подобие робота с мигающей оптикой, так не угодившее Шкиперу. Ковальски, уже попрощавшись со здравым рассудком, закатил глаза, тем не менее, улыбаясь, в душе, заботливости своего командира.
-Да фиг с ней, с твоей расческой! – Не унимался тот, — Не поворачивайся спиной к Мигальщику!
Словно подтверждая слова, а заодно и дразня его, робот пошевелил лапками и ещё активнее замигал глазками.
-Уххх! – Обессиленно отмахнулся Шкиппа, откидываясь на спинку дивана. – И это вы называете образовательным ТВ!?! – Воззвал он мрачно к потолку.
-Это же Лунороги! – Тряся могучее плечо командира, отчаянно попытался донести Великую истину Рядовой. Ковальски покачав головой, опять зевнул, уже не в силах закрывать одной рукой зев. – Они учат чудесам воображения, правилам поведения и приличным развлечениям!
Учёный мог поспорить на весь свой коэффициент мозговой деятельности, что Шкипер, уже раз десять точно, пожалел о своем обещании Рядовому, да и вообще команде: дать каждому, право выбора, что смотреть что-либо в свободное время, всем вместе. А что? – способ поддержать командный дух, и хорошие отношения в команде.
Всю тираду младшего подчинённого Шкипер просидел молча саркастично глядя на того, лишь поймав улыбающийся взгляд лейтенанта, измученно улыбнулся в ответ. Наконец, когда фонтан иссяк он, закатив глаза и выдохнув, выхватил у парня пульт, сопровождая это почти риторическим вопросом:
-Кто за то, чтоб не давать Рядовому больше щёлкать по каналам?
-Я! – Мгновенно среагировал Ковальски, вздергивая руку к верху. Сам командир тоже не мешкал, проделывая одновременно с подчинённым тоже самое.
-Нееет! – Чуть не плача пискнул Рядовой, полетев за пультом, приземлившись животом на колени предводителю.
-Ещё одна победа демократии! – Торжественно возвестил Шкиппа. – Чик!
Повинуясь пульту, телик переключил канал, и, на экране появилась красная заставка с желтыми языками пламени и двумя с чересчур накаченными в грудной клетке, для своего вида борьбы ниндзя, если их можно так назвать, в каёмке с сюрикенами на углах.
«АРЕНА БОЕВЫХ НИНДЗЯ БЕЗ РУБАШЕК!!!» — Истерически радостно, как и принято, в таких шоу, возвестил диктор.
-Вау! Вот это будет покруче! – В один голос взвыли мужчины.
-Извращенство… Мужчинам восхищаться борьбой мужиков без верхней части одежды. – Вполголоса пробормотал Рядовой, устраиваясь на коленях Шкипера, и утыкаясь носом в сложенные руки.
-Ты нечего не понимаешь! Не дорос ещё! – Радостно отмахнулся Ковальски, даже не смотря на собеседника.
-Ниндзя не такие быть должны. – Шмыгнул носом парень. – С каких пор нелепые качки стали называться этим именем, полным изящества и грации!
Его уже никто не слушал, потому что как раз в это время диктор объявил: «А мы вернёмся после рекламы!»
-Чё? – Возмутился учёный, сползая лицом со стола, с которого только недавно снял ноги.
-Какого… — Шкипер осекся, вспомнив, о наличии детей в комнате.
«Мисс Перки, ты – моя лучшая подружка!» — Воскликнула возникшая на экране китайская девочка, держащая в руках блондинистую куколку в розовом платьице.
Доселе невидный и неслышный маньяк, сидящий где-то в сторонке, ожил, увидев на экране свою красавицу. Схватил её в руки и принялся махать ею в направлении экрана, бормоча что-то невнятное.
«Я тоже тебя очень люблю!» — Возвестила куколка, приятным девичьим голоском.
«Ах! Мисс Перки ты говоришь?» — Неумело нелепо восхитилась девчушка и радостно уставилась в экран, держа куколку перед собой.
И убийственно счастливый диктор объявил: «Всё верно ребятки! Благодаря суперсовременному голосовому чипу и новейшим технологиям, Мисс Перки действительно умеет говорить!»
-Голосовой чип? – Грустно и громко сопящий Рядовой, завертелся на коленях капитана. – Но волшебную игру воображения заменить нельзя! Да и кому вообще нужны ваши болтливые кукл… ай!
Рико, от начала и до незаконченного конца несогласный с сослуживцем, с какой-то ненормальной лёгкостью, если это можно вообще выделять в Рико, перескочил через диван, попутно, для опоры, спнув с оного Рядового, и чуть не приземлившись на голову ученого, со всего разгона впечатавшись в «жидик» оставляя круги на экране, тщательно старался уловить каждое слово парня за кадром.
«Все выражения записаны заранее».
Как только очередная фраза закончились, боец с оборота приземлил ножищу не меньше 45ого на многострадальный стол и с таким миксом сосредоточенности, нетерпения, рассеяности, и ещё какого-то недовольства, оглядел присутствующих, остановившись на Ковальски, отчаянно взывая к его вниманию, сначала тыкал пальцем в него, потом в куклу, потом в экран, что-то при этом ещё и говоря. Затем, не желая пропустить ни кадра, обратно прилипился мордахой к ящику.
-Ээээ... Ковальски… варианты излечения любовной горячки… — Шкипер, приподнимая с пола Рядового, с опаской обратился к ученому.
-Хм… — Тот, потерев подбородок, по обычаю неизвестно откуда выудил блокнот с карандашиком. – Думаю, я знаю, как сделать твоё золотце говорящим. Конечно, для этого нужно добыть голосовой чип, от одной из…
Первой части его фразы хватило, чтобы Рико недослушав, ожил, если быть ещё живее возможно, подскочил к ученому, и, закинув его на плечо ногами вперёд, этими же ногами вынес дверь, железную, слава Богу, та открытой оказалась. По нажатию кнопки, из гаража выехала машина, закинул туда математика, опять же, ногами кверху, зам уселся сам, вопя, чтобы подбегающие и попутно застёгивающие ремни Рядовой со Шкипером поторопились. А где-то из под заднего сиденья приглушённо доносится:
-Мгыхишь твою! Ирод, одеться-то хоть дай!
8:45
В вентиляции детского магазина, в нескольких метрах от стойки с упаковками кукол «Говорящая Мисс Перки».
Ковальски (с биноклем!): Шкипер, наблюдаю голосовые чипы.
Шкиппа (и так, всё прекрасно видя): И ни души вокруг. Понял Ковальски. Рико, Рядовой, всё готово?
Рико (подмяв, на радостях, под себя, мрачно несопротивляющегося, Рядового): Ага-ага-ага! Давай-давай-давай!!
Шкиппа: Ковальски?
Ковальски (отдавая честь): Готов, сер!
Шкиппа: Даю разрешение.
Ковальски, как в шпионских фильмах, впрочем, ему не привыкать, из какой-то больно широкой отдушины, с потолка, какого-то больно высокого, прицепленный креплениями опускается к стойке, аккуратно берет коробочку и отдаёт сигнал об окончании работы. Как вдруг голос с динамика, причём обращающийся не к коммандос:
«Хей, парни, я открываю, а то они сейчас двери вынесут. Берегитесь!»
Ковальски (в панике): Поднимай! Черт! Поднимааай!
Как по правилам, механизм отказывает, и толпа обезумевших покупателей, уже минут 10 выдавливающих двери, напрочь снося всё, включая Ковальски с верёвочки, некстати решившего подниматься по держащему его тросу, как по канату. Спустя, секунд тридцать, взгляд «грел» лишь пустой прилавок «Говорящая Мисс Перки» с покосившейся, а потом и совсем упавшей вывеской.
Ковальски (все-таки поднятый наверх, лучше поздно, чем никогда, и изрядно помятый, мертвенно прижавшись обеими руками к командиру): И-ик! Может, в какой-нибудь другой магазин? Только я не полезу, туд-да… б-больше… н…НИКОГДА!!!
9:20
Другой магазин.
Такая же участь, что и лейтенанта, постигла Шкипера. Тоже некстати, решившего проявить инициативу.
9:57
Третий магазин.
И Рико.
10:25
Четвертый
Не пощадила, участь и Рядового.
10:30
В машине.
Убийственные взгляды прожигают маньяка с учёным.
Шкиппа (угрожающе): So Kowalski? Any options?
Ковальски: Кхм. Может,… сразу на фабрику пойдём, а?
10:58
Фабрика.
Рядом с конвейером. Из-за коробок высовываются, друг над другом, четыре мордашки.
Шкиппа: (молча, раздаёт условные знаки бойцам)
Прекатами, они, наконец, добираются до конвейера. Рико, не веря глазам и рукам своим, подходит, берёт коробочку и.… его 198ми сантиметрового (ещё и все время ссутуленного) вышибалу с руками его, и ногами, сшибает очередная, чёрт знает, откуда взявшаяся (на закрытой фабрике!!!), толпа свихнувшихся покупателишек! Маньяк, со всех лап, кинулся было в кучу малу, отшвыривающих друг друга и выпинывающих, но командир, всем весом упираясь плечом в грудь маньяка, попёр оного к уже давно, для верности, залезшим за ящики сослуживцам.
-Говорящая Мисс Перки, похоже — самая горячая игрушка на рынке. – Офигело констатировал, вцепившись пальцами в ящик и робко выглядывая из-за него, Ковальски.
-Может, оно и к лучшему Рико? — Ободряюще подхватил поникшего маньяка под руку Рядовой.
-Ммм? – Несчастный повернул голову в сторону парня.
-Никакой голосовой чип не сравниться с магией твоего воображения. — Воодушевлённо пропел несколько раз, оборачиваясь вокруг своей оси Рядовой.
-Оооо бой… — Страдальчески во всю грудь выдохнул тот.
У Шкипера, наблюдающего со стороны за этой сценой, сжалось сердце от вида подопечного, как вдруг его взгляду попалась запечатанная коробка на большом ящике, как раз подходящая, под несколько упаковок с Перки.
-Отставить вздохи, солдат! Похоже, эти горлопаны забыли об этой коробке с игрушками. – Бодро воскликнул он, потирая руки.
Рико радостно закивал, подтянувшись на ящике руками, взобрался на него, нетерпеливо стуча по коробку, Шкиппа, последовав его примеру, вскарабкался на ящик, и ожидающе выставил руку. Боец все прекрасно, как, в общем-то, и обычно – без слов, поняв, выудил из-за пазухи ножичек и, передав командиру, стал ещё нетерпеливее подпрыгивать на месте. Капитан с хмылой торжественно, с расстановкой вскрыл коробку, открывает…
-Ложная тревога, парень. Это всего лишь лунные лошадки с ТВ…
-Аааа!!! Лунороги!!! – Завизжал Рядовой, заставив Ковальски вздрогнуть, чуть не откинув, коньки со страху, прижав к груди лапки.
Для столь маленьких размеров, взвиться и раскидать двух здоровых мужиков, у него затруднений, почему-то не вызвало.
-Принцесса Уважуха! Принц Заколдун! Блин, они все здесь!!! – Нахапываясь коробченками во все руки, пищал паренёк. – Я удивлён, что никто не подрался из-за этих замечательных игрушек!
-Да, необъяснимая загадка! – Театрально всплеснул руками Шкиппа, отворачиваясь.
-Шухер! Служащий! – Шикнул из-за ящика Ковальски.
-Бежим! Покупательская лихорадка началась! – Рядовой кинулся к учёному. Шкипер с Рико тоже медлить не стали.
-Вот блин! – Усатый служащий устало поднял коробку и двинулся в сторону утилизатора. – Ещё одна партия лунных коней вернулась нераспроданной! Ну, что ж, пока-пока! – Не без радости он вытряхнул содержимое в огонь.
Ученый невольно потянулся закрыть глаза младшему сослуживцу.
Рико сегодня улегся рано, каждый выдох его храпка сопровождался разочарованным «оууув…», с лицом самого несчастного человека на земле. Шкипер и Ковальски, уже после отбоя, с очень сосредоточенным видом распластались по столу, подперев головы руками, соболезнующее глядя на бойца через открытую дверь. Молчали.
-Нет. Ну, не могу я видеть нашего маньяка таким подавленным! – Не выдержав, в конце концов, и с чувством ломанув кулаком по столу, воскликнул Шкиппа.
-Даже выдающийся научный ум не смог научить его куклу говорить без голосового чипа! – Отчаянно схватился за растрёпанную голову Ковальски.
-Ну, мне пора баиньки. – Рядовой, что-то пряча за спиной, бочком-бочком посеменил в комнату, на секунду отвлекая на себя отчаявшиеся взгляды старших товарищей.
-Да, Рядовой прав, подумаем над этим после хорошей порции сновидений. – Резко тряхнув головой, принял решение командир.
Он мрачно подошёл к выключателю, но, вырубая свет, нечто привлекло его внимание. Свет…
-Блин, Рядовой!
-Ну что, я же должен был спасти хоты бы одного Лунорога. Всего одного. – Паренёк лежал на верхнем ярусе кровати, прижимая к себе лунную пони и жалостливо глядя на командира.
-О-о-ох… — Шкиппа закатил глаза.
-Ну не знал я, что она в темноте светится! – Оправдывался мальчик, верно растолковав действие того, ещё сильнее обняв лошадку. – Она будет самой хорошей, верной и доброй подружкой!
-Обнимаю вас! – Прочирикала та, девичьим и довольно таки приятным голосочком.
-Ой! Что она так умеет я тоже не знал. – Испуганно пискнул Рядовой, роняя пони на пол.
-Очевидно, внутри неё есть какой-то… голосовой чип. – Поднимая лошадку, только что вернувшийся из ванны Ковальски, сделал яркий акцент на последнюю фразу, широко раскрывая глаза, и, маниакально улыбаясь, покосился на Шкипера.
-Лошадинно-кукольная трансплантация чипа… Ты в своём уме? – Саркастично поинтересовался тот.
-Кто не рискует, тот не пьёт шампанского, сер. – Учёный прогнулся в спине, что бы быть поближе к лицу командира, с азартом заглядывая ему в глаза.
-Ой! Нееет! Ковальски, Шкипер, не надо! – Рядовой, поняв, что щас чё-то будет, спрыгнул с кровати и, распластавшись на полу, вцепился в штаны Ковальски. – Ковальски, ты же знаешь, я тобой восхищаюсь тобой, всей своей душой. Твоими экспериментам. Ты – Гений! Но пожалуйста, не трогай её! Пожалуйста-пожалуйста!
Учёный в ауте от такого нечаянно выпустил из рук игрушку, Рядовой, воспользовавшись замешательством, схватил лошадку и отполз подальше. Шкиппа первый отошёл от шока, и хотел попытаться уже силой отобрать коня, но математик его остановил за плечо.
-Если Рядовой не хочет – мы не будем. – С видом Ньютона, в голову которого ударило яблоко, произнёс он. И продолжил, отвечая на немое изумление командира,— У меня есть идея получше – мы оживим Мисс Преки!
-Нет, Ковальски, я тоже, как ты знаешь, к тебе всеми почками и сердцем, но, похоже, как Рико вреден избыток взрывов, так и тебе избыток комплиментов.… И вот тебе один научно обоснованный факт – ты спятил.
-Уже давно… Брр! То есть, положитесь на меня Шкипер! Рядовой, вот, что ты сказал только, что?
-Ммм… То, что ты – гений. – Предположил малый.
-Нет, по раньше…
-То, что я должен был спасти хоть одного Лунорога?
-Сразу после этого, через фразу.
-Эээ… — Напрягся тот. — Она будет самой хорошей, верной и доброй подружкой!
-Бинго! Шкипер, только подождите до завтра! У меня есть идея!
Следующим утром.
Шкиппа, по просьбе Ковальски, отослал маньяка на подальше и на подольше, дабы не испортить сюрприза. Он и Рядовой прибывали в давящем нетерпении, когда же Ковальски, смотавшийся в рань, куда-то, объявится с тем, чем ночью так их заинтриговал.
-Вот! Бедующая мисс Перки! – Радостно заявил ученый, выставляя перед собой, нечто блондинистое, метр 85, где-то, ростом.
-Ко…Ковальски…
-Ну, я же говорю – будущая.
-Это кто?
-Дочь моей… эээ… ааа… знакомой, о!
-Ковальскиии… — Угрожающе протянул Шкиппа, оглядывая девушку снизу вверх. – Ты опять за старое? А, кем, этой леди Фред является?
Высокая, подтянутая, спортивного телосложения, голубоглазая девушка. Волосы остриженные, где-то по плечи, собраны, на макушке, в детские специально растрепанные хвостики. Красивые черты лица: пухлые губки, жирно накрашенные фиолетовым блеском, чуть вздернутый носик, большие глаза, как уже сказано голубые, густые ресницы накрашены белой тушью. Вот только, смутил Шкипера взгляд, да и выражение этого лица в принципе, да и внешний вид, особенно пирсинг в носу и пупке. Ну, да обо всем по порядку. Высоко вздёрнуты брови, полу прикрыты глаза, губы искривлены правой стороной чуть кверху, во рту жвачка. Всё это вместе создаёт абсолютно аутично-пофигистичный, по-другому не скажешь, вид. Чуть ссутуленные плечи, руки, большие пальцы которых, засунуты в задние карманы коротких шортиков, расслабленное тело, более чем привольная поза, опором всего тела служит правое чересчур вульгарно оттопыренное бедро. Именно все это, как-то слишком сильно, придавало ей сходство со знакомым «пингвинов» Фредом. Если бы, он не был старше её, лет, на пять, Шкиппа, даже подумал бы, что он ей отец. А может быть, в принципе, и брат.… Далее. Пышная грудь обтянута зелёненьким топиком, оголяющим живот с пирсингом в виде ящерки. Шорты, совсем коротенькие, на самых бёдрах, широченный ремень, под стиль военного, высокие берцы. Короче, с любвеобильной куколкой Рико, в розовом платьице (ниже колен!), кроме цвета волос и глаз, нечто общее найти было крайне сложно.
-(нервное похихикивание, относительно первой фразы командира) эхе-хе-хе… Стоп. А при чем здесь Фред?
-Ладно, забудь. Информация.
-Рената, без образования, без работы – студентка то-бишь…
-Дай угадаю – драматического? – Не удержался Шкипер, но секунду спустя вспомнив о нормах приличия, смутился, помялся, намариваясь извиниться, а девушка, казалось, даже и не услышала его.
-Юридического… — Загробным голосом уведомил ученый.
-Ухтыж..! – На этот раз сдержался Шкиппа
-По виду не скажешь, но – отличница, коэффициент чуть выше среднего, — Продолжал тем временем ученый.
-Как у тебя? – Поразился Рядовой.
-Ну… хых, — Парень приятно засмущался, — ну, конечно нет… У меня ненамного выше. ДА ЧТО ТАМ, Я — ГЕНИЙ!
-Кхм. – Многозначительно глянув на больно вошедшего в раж лейтенанта, командир деловито заложил руки за спину. – Это всё?
-Ах… Простите Шкипер. 17 лет – все.
-Сколько!?
-17, а что?
Шкиппа схватил Ковальски за ухо и потащил в сторону.
-Ты чего творишь? Совсем спятил? Да нас за такое сначала под трибунал, потом под суд потащат. Ты этого хочешь!?
-Шкипер, сер, я ничего… не… не хотел…! Ой! Отпустите! Больно же!
Командир отпустил ухо подчинённого:
-Как ты себе это представляешь!?
-Ну… Нуу…
-Нууу…!
-Ну, Рико хоть и маньяк, но с понятиями, думаю. Да вы вообще за кого своего бойца принимаете!? Вы считаете… Он… Да кукла эта для него — все! Вы считаете, ему вообще ТАКОЕ в голову придёт. Да, и заплатим мы ей, если, что…
-КОВАЛЬСКИ ВАШУ МАТЬ!
Спустя 20 минут.
Пыл спорящих не утихает.
-Она же девочка! – Хватался за голову Шкипер.
-Да ну!?
-Юридический! – Бьётся головой об стенку.
-Если уж на то пошло! Шкиппа, вы из какого века выползли!? Полагаю, в вашем детстве, ещё ведьм на кострах сжигали! – Выл Ковальски, и, забыв про все установленные нормы приличия, задрав голову назад, все тем же тоном, что и со Шкипером, обратился к девушке, за, что в следующее мгновение по ней же и получил. – Хей девочка! Ты Девочка?
Рената до сих пор, со скуки начавшая играть в слова с Рядовым, округлила глаза настолько насколько позволяли орбиты, и осипшим голосом, тоненько поинтересовалась:
— А что?
-Да ты ответь-ответь! Я маме ничего не скажу! – С трудом выбираясь из-под Шкипера и отдирая его руку от своего рта.
-Эээ… ааам… Нет.
-Ах? – Шкиппа, аж отпустил из захвата ученого, который не преминул этим воспользоваться.
-ЕССС!!! Я ЗНАЛ!!! – Ковальски вскочил, преследуемый тремя офигевшими взглядами, торжествующе вскинув руки.
-Ааа… Что, правда? – Шкипер поднялся, попутно дав пинок по зад расшумевшемуся старлею, отряхнулся, и подошёл к принявшей уже обычный для себя вид девушке.
-Ага…
-И, прости за нескромность, давно? Если не секрет.
-Эмм… Года три-четыре назад…
-Сколько!? – Этот вопрос-восклицание за это утро был самым популярным, Шкипер заткнул уши Рядовому, но парнишка в первый раз в жизни засопротивлялся.
-Шкипер! Я её только на полтора года младше! – Он стряхнул руки командира с головы.
-Этого вполне достаточно. – Руки уже более настойчиво вернулись на место.
-А вот и нет!
Припираясь, таким образом, командир и подчинённый отходили всё дальше и дальше. И вот дойдя до двери в спальню подсечкой, Шкипер зафутболил рядового во внутрь и закрыл дверь сопровождая это словами:
-Ты и так уже много услышал, а мы с Ковальки слишком переживаем за твою морально-нравственную идеологию!
-За что? – Приглушённо донеслось из-за двери.
-Ничего, забудь!
-Аааооуув! – Разочарованно из-за двери.
Доносилось что-то ещё, но Шкиппа пропустив это мимо ушей, подошёл к девушке, с которой уже, о чём-то увлеченно беседовал Ковальски.
-Хорошо. Она в курсе, что надо делать?
-Ага.
-Вопросов у неё нет?
-Не-а. Вроде…бы… — Учёный вопросительно глянул сверху вниз на будущую куклу маньяка.
-Ну, есть один.… Я, вообще, какую роль должна вашему сослуживцу? И как надолго?
Ковальски со Шкипером уставились друг на друга.
Ещё четверть часа ушла на объяснения. И как они ни старались не называть, по привычке, называть старшего сержанта «маньяком» у них не получалось. Они звучали все более дико с каждой минутой. И уже отчаявшиеся мужчины, уткнувшись лицами в ладони, пытались собраться с мыслями, понимая, что теперь точно не один нормальный человек не согласиться на это предложение после таких-то «успокоительных» речей.
-Ну в общем-то звучит интересно… Притвориться куклой для вашего не сосем нормального сержанта…
-Поверь, — Стонал Ковальски – он в первый раз в жизни не мог донести, выразить свои мысли, более или менее адекватно, – все не так дико, как кажется на первый взгляд!
-Да я в курсе. – Раскинув руки и ноги, девица сидела в кресле. – Ну, я думаю… Думаю, все не так… Да пофиг! Мне и так нравится!
Шкипер подавился кофе:
-Кххха-кха-кхах! Серьёзно?
-Ага! Ведите!
-Славно! – Учёных хлопнув в ладоши, потёр их друг-о-дружку. – Для начала наведём марафет!
-Привет, Шк..к..кипер... Вам чего?
Распахнувшаяся дверь открыла замечательную картину: Шкиппа, с чрезвычайно счастливой улыбочкой приобнимает за талию модельного телосложения девицу, ноги – во!, глазёнки – во!, сиськи – во!, четь ли не в три раза его младше, и ещё и выше, да и одета-то как!, рядом, с такой же дебильно-счастливой улыбкой стоял ученый, которого она, кстати, ниже, обнимает её за плечо.
-Дорогая, нужна твоя непосредственная помощь!
-Д…да ладно? – От злости и возмущения у Марлин перекосило лицо, но все же она старалась улыбаться.
-Запустишь? Иль мы так и будим на пороге разговаривать, м?
-П…проходите. – Едва сдерживаясь, чтобы не врезать хорошенько предводителю «пингвинов».
Но через десять минут очередных объяснений, от этого желания ровным счётом ничего не осталось, а пришло счастье, облегчение и полный расслабон.
-Аахахаахах! Так она для Рико.
-Ага. – Кивнул Шкиппа. – А, собственно, что тебе-то в голову пришло?
-А-а-ах! – Радостно отмахнулась Марлин. – Не оно и ладно! Что от меня-то требуется?
-Помнишь по рекламе, как выглядит куколка?
-А что там помнить? Я у Рико на неё насмотрелась…
-Ты должна будешь из неё эту вот куклу! – Ковальски протянул Марлин куклу сослуживца.
-Омг! Из неё!? Прости, меня конечно, Рена, но ты сама-то не против? Другая причёска, макияж, одежда, и без пирсинга, манеры, поведение, речь. Да и потом, я не визажист.
-Макияж довольно простой. А что касается поведения, — Лениво протянула она, сложив ладошки вместе и приставив их к щекам. Затем выровняла осанку, свела вместе ножки коленочками, и очаровательно распахнув глазки радостно и мило просюсюкала, — Да здравствуют щеночки, улыбочки и радуга! Всех люблю!
-Оу…
-Не плохо.
-Корче, давай леди, дело за имиджем. Только, это… Платишко мне покороче нужно…
-Не вопрос!
Минут, через, полчаса.
-Ну… Вот так, как-то…
Распахнулись глазки совершенно другой девушки. Мягкие голубоватые тени, вместо тяжёлых черных. Лёгкий румянец на бархатной загорелой коже, вместо мертвенно бледного грима. Нежно розовый, но яркий блеск на очаровательно пухленьких губках. Аккуратно завитые волнистые волосы спадали на плечи. Розовое платьице с рюшками, где-то чуть выше коленей. И розовые туфельки ака золушка на тонких невысоких каблучках. Куклища-то и так высоченная, но до Рико она где-то сантиметров девяти не дотягивала. И кстати, на каблуках и в платье она держалась великолепно, словно совсем другой человек.
-Хы-хы… Ваааау… — Шкиппа и Ковальски, в один голос.
-Так-так, бойцы, держим руки, глаза и челюсти в нормах дозволенности, не распускаем! – Марлин поставила шутливые пощёчины мужчинам.
-Ковальски очнитесь! Три наряда вне очереди, плюс недельно закрытая лаборатория. – Шкипер пришёл в себя первым, и пытался проделать то же самое со старлеем.
-ЙА В НОРМЕ СЕР! – Выпалил тот, едва дело коснулось лаборатории.
-Вот и славно! – Потирая руки. – Марлиша, я знал, что ты непростая фрау, и не ошибся. Объявляю благодарность!
-Да ладно, Шкипер. Я только рада помочь. – Смущённо вжав голову в плечи, разулыбалась та. Потом расскажите, как все прошло.
-Марли, ты – волшебница! Одно лицо прямо! Сама посмотреть сможешь. – Донеслось в дверях. – Шкипер, идёмте Рико уже вернулся.
Боец, отдежурив почему-то один, завалился в спальню, где обнаружил сопящего в обе дырочки Рядового. Где все? Почему Шкипер разрешает дрыхнуть среди бела дня. Ну, и ладно, Рико прибывая в наимрачнейшем настроении, последовав примеру младшего сослуживца, рухнул на кровать, прям в уличной одежде. Но не прошло, наверное, и минут десяти, как его разбудил развесёлый голос старлея:
-Проснись и пой, малыш Рико!
-И приветствуй свою новую, улучшенную куклу! – Подхватил командир.
-Тататадааам! Тататадаааам! Давай, вырази свой восторг!
-Вы чё набухались? – Мрачно пробормотал Рико с трудом разлепляя зенки.
-Привет Зайка! – Рико показалось, что он умер и попал в рай, а на краю его кровати сидит ангел.
Сержант сел на кровати и принялся растирать глаза, как вдруг ощутил болезненный щипок и сопровождающее его: «Зацени, ты не спишь!» Ангел протянула к нему ручки: «Друзья всегда остаются друзьями. У тебя доброе сердце!», и Рико, наконец, поверив в то, что глаза его не обманывают, схватил её, прижал к себе, и, соскочив с кровати сделал несколько кругов вокруг своей оси, с ангелочком в руках.
-Ооой! – Весело вскрикнула, та, когда он спрыгивал с кровати, и, поджав ножки, залилась тут же звонким и приятным мелодичным смехом.
Сослуживцы умилённо наблюдали за этим. Ковальски обнимал сидящего у него на коленях Рядового, Шкиппа, подпирая стенку тоже улыбался.
-А как вы из неё смогли такое сотворить?
-А-а-а. Марлин у нас волшебница. – ещё шире улыбнулся Шкиппа.
-Понятно… А что дальше? – Мальчик покосился на, уже вовсю вытанцовывающих танго по спальне голубков. – Они, похоже, понравились друг другу, а, Ковальски?
-Че? – Пришёл в себя ученый.
-Что дальше будет?
-Ты о чем? – Удивился Шкипер.
-Ну… Она же всю оставшуюся жизнь с нами жить не будет? По крайней мере, жизнь Рико. А они понравились друг другу: Ренате маньяк, а Рико кукла. Как вы их расцеплять планируете?
-Вот зе фак! – Треснул себя по лбу Ковальски, а мгновенье спустя получил, в который раз, от командира.
-Следи за базаром! Здесь дети!
-Простите Шкиппа.
-Ладно, парни, будем решать проблемы по мере их поступления. У нас был несчастный солдат. Проблема решена. Об остальном думать ещё рано.
-А вот через девять месяцев будет поздно… — Ядовито заметил Ковальски, за что получил ещё одну затрещину.
Так для Рико, и для Ренеты в общем-то, прошла уже неделя. Она жила у них. Рядовой с Ковальски расстарались, и организовали ей комнату, на втором этаже. Хотя, в общем-то, девушка и с маньяком под бочком спать не была против. Она знала, он не те мужчины, даже мужланы, каких можно увидеть на каждом шагу на улице, хоть в некотором он и бы на них похож, но лишь внешне. Только, он был добрым и нежным. Она была чем-то таким неприкасаемым, он её даже поцеловать боялся, да и кеп не разрешал, возникал из неоткуда. Ни минуты свободного времени от заданий он не проводил без неё. Водил её везде, в некоторых местах она была за все свои 17 лет в первый раз, хотя, часто шлялась по городу со своей компанией. Сейчас она стала другой — имидж повлиял. А с ним всегда было так спокойно, уютно в его сильных руках. Всю жизнь она училась постоять за себя. Компания компанией, а чуть что, все в разноброс по кустам и через забор. Каждый сам за себя, мол. Её вид с детства был вызывающим. Алкоголь, сигареты – обычное дело. Куда её только по малолетке не заносило. Матери элементарно не было на неё время – бизнес-бизнес. А сейчас можно было отдохнуть. Сидеть в спортзале, прямо в их доме, и подтянув колени к подбородку, наблюдать, как месит грушу её «маньяк». Всем её парням, вместе взятым, даже на одну сотую нельзя было сравниться с Рико. Куда им! Пошлые, с похабными шутками, озабоченные мудаки. Подумать только, а когда-то ей это нравилось. Каждую ночь она благодарила судьбу. Ему ничего от нее не надо было, просто, лишь чтобы она говорила. Что угодно. Неважно, что. И придерживаясь договора с «управлением», она несла всякую, чушь свойственную блондинкам. Странно, а ведь рядом с ним ей и самой это нравилось. А знала бы мать её, зачем попросил Ковальски «одолжить» её доченьку! Хах, а что бы изменилось? Последний раз она видела этого статного красавца со смазливой рожицей, намного моложе самой мамы, ещё в детстве. Приходил как-то к ним. Потом перестал. Мать поубивалась-поубивалась и успокоилась. И вот он недавно возник, а та даже ничего плохого ему и не сказала. Просто построила глазки и отдала дочку. Как так? Кстати, и сам парень сейчас ходит, как в воду опущенный.
Вот они с Рико прогуливаются в обнимку по улице, как вдруг откуда-то со стороны доносится незнакомый доселе ей мужской голос, сразу не понравившийся Рико:
-Хей, красотка!
-Ррр… – Боец раздражённо ускорил темп.
-Почему бы тебе не бросить это чучело, и не замутить с настоящим королём?
-Всё! – Сжав руки в кулаки, он рывком обернулся на звук.
Девушка, примерно догадываясь, что щас должно, по идее, произойти, посильнее прижалась к бойцу, стараясь дать понять, что она этого не хочет.
За забором, на высокой каменной платформе, на стуле похожим на трон, вызывающе развалился мужчина. В чем-то симпатичный, но от его вида Рену начало разбирать на истерический хохот. Загорелая кожа, причем загорелая естественно. Зато вот большие глаза были жёлто-красного цвета – линзы. Уложенные и залаченные тёмные волосы, некое подобие короны на них. Такая, гавайская рубашка, до груди расстёгнутая, и, не застёгнутая до пупа, с закатанными по локоть рукавами. Пресса почти не было, но и пуза тоже. Обтягивающие модные среди эмо-боев в клетку брючки. И сланцы, с разделом между большим, и остальными пальцами.
-Нет-нет! Я не к тебе обращался! А к красотульке! Лапа, твои прекрасные ушки слышат меня? Ммм… ээм… красавица! – Он слез с трона, и, подойдя поближе, перевесил верхнюю часть туловища через ограду.
-Дебил, – В полголоса фыркнула девушка, сдувая попавшую на глаза челку.
Рико уже вовсю рычал. Всё его тело содрогалось от злости.
Тут из-за забора появился ещё один мужчина, раза в два постарше этого чудака. Старше лет, на десять, не меньше, этого… эээ… Шкипера. Полный, даже толстенький, с бородкой вокруг губ. Тёмный, почти негр. Чем-то Моргана Фримена напоминает. Вот он, тряся подхалима за плечо осторожно проговорил:
-Вашество, а вы уверены, что вам это необходимо.
-Она очень привлекательна Морис, и, я с ней заигрываю. Зацень! Эй, крошка, твоя мам случайно не лётчица? Потому что когда она тебя родила, она сбросила бомбу!
Рената со шлепком примостила ладонь на своём личике:
-Идиот. Самоубийца.
Нередко, во время прогулок с Рико, на неё так и эдак заглядывались мужчины. Некоторые проявляли особый интерес, некоторые в лоб приставали. Короче, целыми и здоровыми они никогда не уходили.
Морис посторонился, опасливо косясь на Рико, потом на «короля».
-У меня ещё есть, приколись! – Не унимался тот. – Эй, детка, у тебя есть лицо? Оно сражает меня на повал! – Беспрестанно жестикулируя, и скача с места на место, он и не заметил, как боец, отцепившись от девушки, уже лез по ограде.
Вот он уже долез, запросто преодолел расстояние от забора до платформы. И уже занёс кулачище над сжавшимися в комок королём и его слугой, готовясь сделать из них рельефное украшение камня, но высокий голосок донесся до его ушей:
-Тот, кто обижает других, тот обижает себя!
Она сама даже не знала, что может такое выдать, но…
-Чо? – Рико удивленно глянул сверху вниз на свою куколку.
-Да-да прислушайся к даме в розовом! – Отчаянно дрожа всем телом, пропищал «королёк».
Боец пожал плечами и спрыгнул вниз. Девушка протянула к нему лапки, желая обнять маньяка и добившись своего, и того что парень упокоился, поглаживая его по голове улыбнулась:
-Будь милым со всеми и все будут милы с тобой.
-О чем ты толкуешь?
Рената не успела ответить у неё зазвонил мобильный.
-Прости любимый – телефон, что же поделаешь. Я сейчас.
Открыв раскладушку девушка двинулась за угол, оставляя Рико в полнейшем недоумении.
-Погоди-ка секунду дружище. – Джулиан пришёл в себя и подскочил к солдату. – У тебя не было ещё говорящей подружки, так?
Невольно приняв высоко и глубоко задумчивый вид (а от того становясь ещё очаровательней), он буркнул:
-Неа.
-Класс! Тогда слушай внимательно Короля Джулиана! Подружки обожают нести всякую милую ерунду, ясно? – Джули заговорщицки притянул к себе вконец растерявшегося Рико. – Но есть только один способ с этим разобраться. – Мужчинка свёл указательные пальцы рук вместе и вообще показал собой многозначительного и много повидавшего за свой век прожигателя дамских сердец. Что в общем-то с его последующими словами не особо сочеталось. – Делай все, что она скажет и помалкивай!
-Ээээ… Окей!
-Ну и как тебе у нас, так сказать служится? – Деловито поинтересовался Шкиппа, помешивая в кружке кофе.
-Всё путем! Круто у вас! Всю жизнь бы так! Да и Рико – убойный парень! Зашибенно готовит. Где он только так научился? А ещё и зарабатываю.
-Кхм.
-Ой! Простите. Невоспитанно, знаю.
-Я рад, что это понимать начала.
-Хы. Скажите, а вы не в курсе, чего Ковальский, такой убитый ходит?
-Ковальски. – Поправил Шкиппа. – Ну, вообще-то нет. И почему-то я думал, что знаешь ты.
-Да ну?
-Ну да. А в прочем, чего там. Ходит и ходит. Хоть не зазнаётся.
Девушку, хоть никогда и не питавшей в Ковальски симпатии, эта фраза буквально взбесила.
-Вы не правы! – Вскочила она.
-Чтооо? – Кроме Марлин, никто не смел, да и не кому не разрешалось говорить что-то в это роде ему.
-Вы все время брюзжите про командный дух! А сами-то! Могу поспорить Рико ваш любимчик, да и то, в его проблемы вы не лезете! Возможно, это и правильно, но не всегда же! Порой нужно против воли бойца всунуть нос в его дела! Чтобы помочь, разобраться! Ковальски — очень сложная тонкая творческая натура! Понимаете?! Да в вашем деле любой сорваться может! Мне Рядовой рассказывал про Джигалса!
-Разглашение секретных материалов! Ну, я ему…
-Не смейте! Слышите!? Не смейте! Вы хоть понимаете, что могло произойти, не сложись обстоятельства столь благоприятным для вас образом!? Да я поставлю все, что у меня есть, что ваша команда, и вы лично нажили себе чертову уйму врагов! Был бы плюс один враг, и минус боец. Какой враг может быть страшнее, чем бывший друг!? А тем более изобретатель! Знающий все входы и выходы, включения и выключения, ходы, пути, отходы! Что у вас там ещё есть!?
-Я всей душой к выбору Ковальски, но мне кажется, тебе рано меня учить!
-Души взрослеют и черствеют! А дети, понимают, порой намного больше! Вы часто к Рядовому прислушиваетесь!? Вы его вообще когда-нибудь слушаете!? Да он здесь самый нормальный! Он настоящий! Не играющий ни чьей выгодной кому-то роли! И почему Рядовой!? Почему бы не дать ему нормальное погоняло!?
-Это называется не погонялом! … Откуда вообще такой жаргон!?
-Ой, да ладно!
— Эта моя команда держится уже на протяжении семи лет! Я знаю, что это не много, но таких команд было уже немало! Тебя ещё и планах не было, когда я собрал первую команду!
-И что же с ними со всеми стало!?
Шкипер резко замолчал, кашлянул, и осел в кресле, запустив руки в волосы.
Чтобы жалость, неизвестно с чего взявшаяся, не подкралась и не схватила за одно место, девушка как ошпаренная вылетела из дома.
Пару дней спустя.
-Нет! Ответ отрицательный! Мы не возьмём твою «куклу» на нашу сверхсекретную операцию!
Рико стоял, как обычно ссутулившись, заложив одну руку за спину, второй придерживая за талию Ренату. На мордашке бойца было очаровательное просяще-умоляющее выражение: голубые блестящие глазоньки исподлобья, бровки домиком, губки бантиком, только вот, на гномика непохож.
-Радости будет больше, если умеешь ею поделиться, сееер. – Сладко протянула девушка.
-Оооххх! – Обречённо выдохнул Шкиппа. – Ну ладно, но только в этот раз.
-Уря! – В один голос, и Рико с девушкой запрыгнули в машину.
-Только очень прошу тебя, не высовываться и голосовой чип держать на замке. – Скрестив руки на груди, насупился Шкиппа, но девушку, он все-таки, наверное, простил. А может, и нет…
-Замётано!
Тачка газанула.
Несясь по пустынной трассе, с Рико за рулём, и Ковальски в качестве штурмана, машина на огромной скорости преодолела уже больше половины необходимого расстояния.
-Подъезжаем. Сверни налево. – Не отрывая глаз от карты учёный.
И вот че-то приспичило Рене, надоело ей сидеть под бурящим взглядом командира, и ляпнула она, подлетая на очередной кочке:
-Ты не потеряешься, если идёшь туда, куда подскажет тебе твоё сердце!
-Окей!
Рико и так лихачил, как чёрт знает, кто, так, что, Рядовой мертвенной хваткой вцепился в ремни безопасности. Ну, не знала она, что Рико понадобится направо свернуть! Всех нормальных мужиков налево тянет, а ему…! В кювет… С сопровождающими его срывающимися криками Ковальски:
-Налево! НАЛЕВО!! НАЛЕВОООО!!!
Полчаса спустя.
Трое: все мокрые, злые, исцарапанные и побитые. Двое: исцарапанные, побитые, мокрые, виновато косящиеся на тех троих, нервно улыбаются сгорбившись.
Учёный правой рукой выжимая волосы и убирая с них остатки тины, второй потирая огромную ссадину на скуле:
-Тааак… Попробуем ещё разок. Налево. Повторяю – налево! – Звенящим голосом, в глаза, косящегося на него, поджав нижние веки, старающегося не заржать, Рико.
Откинув голову и заложив руки за ней, на очередной кочке, опять же под взглядом даже нет, буром, Шкиппы, особо ни на что и не рассчитывая, протянула:
-Да здравствуют щеночки!
И он же их высмотрел!
-А вот и щеночки! – Рико радостно махнул рукой, куда-то вправо. Чуть не врезав локтём по носу, вовремя успевшему отклониться и вжаться в спинку сидения с глазами по полтиннику, бледному настолько, что бледная поганка по сравнению с ним – розовый и румяный поросёнок, Ковальски. На этот раз аккомпанементом к действию был вопль Рядового и Шкиперского:
-Рико, нет! Это большие и злые щеночки!!!
-Мать их!!!
Он завернул под вывески «Автомобильная свалка» и «Осторожно злые собаки».
Всё! Всё!!! С меня хватит! — Сорвавшийся уже голос Шкипера, перебинтованными руками и ногами он вытолкал, возможно, не совсем по-джентельменски, девушку из машины, сопровождаемый прифигевши-жалостливыми взглядами Рядового и Ковальски. – Здесь спецназ, а не кукольный дом!
-А я думаю, что радуга — это перевернутые цветные улыбки! – Набычившись, фыркнула девушка.
Рико вылетел из машины вслед за своей девушкой. Он подскочил к ней и, обняв её, и уничтожающе зыркнув на командира, вздёрнул нос.
-Подумай об этом. И оповести нас, когда повзрослеешь и поймёшь, наконец, что такое ответственность и придёшь в норму! Что с тобой вообще такое!? Газуй Ковальски, чего стоишь!?
Машина отъехала. Девушка вскочила, гордо выпрямившись и, так же, вздёрнув нос, так же гордо удалилась.
Рико, разрывающийся меж двух огней, стек по стенке и, подтянув колени к подбородку, обхватил их руками.
-Всегда… слушай… свою… подружку!
-А? Что? Где? – Боец завертел головой, пока два раза пропустив, не наткнулся взглядом на Джулиана, сидящего на дереве с мегафоном в руках. Поняв, что его рассекретили, «голос разума» спрыгнул с дерева к маньяку.
-Версия «Голос из прошлого». – Пояснил Джули, садясь рядом с тем, кто даже не в силах был поднять челюсь с колен. – Зацень — эт Морт! – Приняв какую-то нелепую позу, и собрав глаза в кучку, он непонятным фальцетом пропищал, — Я люблю ноги потому, что не дружу с головой! Урря! – по произношению последней фразы он ломано постучал кулаком по голове. – Само совершенство, а? Ну, че развесил сопли? Хочешь её потерять? Давай-давай, встал и побёг!
Догнав, все-таки, девушку он схватил её сзади за талию, ткнулся носом в шею и касаясь губами зашептал:
-Не уходи! Пожалуйста, не уходи, останься! Не оставляй меня.
-Знаешь зай, я обожаю цветы, лунный свет и… ненасильственный протест. — Рената обняла маньяка за мощную шею с хитрой мстительной улыбкой.
Давно уже стемнело, а Шкипер с останками команды только, что подъехал к воротам дома, и, тут же внимание его привлекло яркое фиолетовое сияние изо всех окон и какой-то странный сладковато-терпковатый запах.
-Эт ещё, что за курительные смеси!?
Он влетел в дом первый, и истерические крики примерно такого содержания: «Нет… Нет! Не-е-ет!» заставили поторопиться учёного и рядового, парковавших машину.
-Что случилось, Шкипер? – В один голос, вопрошая и расталкивая друг друга они ввались в двери, налетев на столбом замершего командира.
Приятная успокаивающая музыка с завываниями, пробирающими до мозга костей, фиолетовое свечение, благовония, позвякивающие зановесочки из пластмассовых кубиков, стеклянных шариков и металлических трубочек. Всё стены обклеены знаками мира, звездочками, желтыми смайликами и сердечками. На них же и на потолке, лазерные «кляксы». Лежали какие-то погремушки. В центре комнаты, на коврике стояли такие, напольные, ручные барабаны, типа ритуальных. А за ними… Рико. Перекрашенный ирокез во все цвета радуги, майка с цветастыми разводами, круглые с цветастыми стёклами очки, чётки со знаком мира и такие же бусы, светлые нарочито потёртые джинсы, шлёпки, как у Джулиана. Рядом с ним, в, словно близнец, одежде, только в разорваном на груди топе, и обрезанных до ляжек джинсах, ну, то чем они когда-то были, сидела, развалившись, и покуривая кальян, тоже чёрт знает, откуда появившийся, Рената.
-Пис, братья! – До жути миролюбиво и меланхолично разулыбался Рико.
-А-а-а-ах! – До подчинённых наконец дошел парализующий испуг командира.
-О...он…она сделала из него… хиппи!!!… — Полуобморочно прошептал Шкипер. – Ты – чудовище! Как я раньше не догадался!? Этот взгляд! Это поведение! Отстаивание чужих прав! Что она натворила с тобой, боец!? – Не веря своим глазам, он подскочил к маньяку, опять же, тому, что когда-то им являлось и хватаясь за его бусы, лицо, плечи, шею, отказываясь верить небесам, молясь (!) (Шкиппа! Молясь!!! ) о том чтобы это был лишь сон, ночной кошмар…
-Нет, Шкипер, это сделали мы. Т-то есть Я. Винить нужно меня. – Тихо, на вздохе, одними губами, прошептал подошедший Ковальски. – Я не увидел очевидного. Того, что эта девушка не подходит Рико. Нарушая все правила и законы…
-А мне нравится его рубашка. – Некстати влез Рядовой, за что тут же получил.
-Скажи мне, Ковальски, есть антидот от этого любовно-морковного отравления мозга?
-Я… я предлагаю 20 кубиков бессмысленного разрушения, немедленно! – Учёный решительно стукнул кулаком о ладонь.
-Пойдём, миленький, пойдем. Давай взорвем что-нибудь! – Шкипер, сюсюкая старательно, за руки и за ноги, старался стащить сержанта с коврика, но был оттолкнут на удивление сильными руками Ренаты.
-Не-а! Он никуда он не пойдёт!
-Еее.. Расслабься, бейби. – Рико прижал к себе свою куколку.
У Шкипера аж от сердца отлегло:
-И что же ты мне сделаешь, лунный свет? – Но удар ногой в челюсть привел его в себя, а за одно и вывел из равновесия.
-Хорошо быть хорошим! Плохо недооценивать силы девушки выросшей на улице!
Рядовой, проследив шокированным взглядом падающего Шкипера, вцепился мертвой хваткой в ученого, закрывающего обеими руками себе рот.
-Я думал, хиппи против насилия! – Пискнул мальчик, где-то, из под халата математика.
-А чё я сделаю? Не мы таки, жизнь така. – Пожала плечами девица, целуя Рико в щёку. – «Спасибо», «пожалуйста» и «не лезь не в свое дело» — волшебные слова! – Следующие два удара с ноги мужской и женской уложили оставшихся на ногах бойцов.
Голубки выскочили за дверь на улицу.
-Остановить хипарей! – Взвыл Шкиппа, бросаясь вдогонку.
Пересиганув через забор оба бросились… и сами-то особо, куда не зная, бросились. Просто уходя от погони. Нагнали их только у второго высоченного кирпичного забора. Рена, уклонившись от удара, заехала локтём под дыхалку ученому, а Рико тем временем отражал удары командира пару раз умудрившись врезать ему.
-Лунный свет, — девушка поднырнула под Рико отводящего удар, — улыбки, — нанесла удар по нижнюю челюсть, — воздушные шарики, — из под её поднятой руки ребро ладони маньяка остановила следующий удар Шкипера, — бабочки и щеночки! – встреча тоненькой стройненькой коленочки с правым ребром мужчины. – Полное взаимопонимание!
Рико схватил девушку за талию, резко поднимая её в воздух, колени, а впоследствии и стопеньки 39 размера, опять заставили бравого предводителя пасть, попутно сшибя и двух своих, только что, поднявшихся солдат. По коробкам парочка взобралась на кирпичный забор.
-Зайка, отправимся в Город Грозовых Облаков! – Торжествующе, сцепив пальцы на затылке, ухмыльнулась девушка.
-Ууу!.. Заметано, крошка! – Рико уже развернулся, но его остановило громкий оклик:
-Остановись!
-Чё? – в два голоса.
-Ты, — Рядовой с повязкой на глаза для сна, и с лунной лошадкой в руках, – ты, переврала все, чему учат Лунороги!
-Да ладно, ты тоже смотришь это шоу? У меня его сестрица глядит! – Насмешливое, со стороны Ренеты.
-Да! Но Этого тебе никогда не победить! – Мальчишка нацепил на глаза повязку…
(ОХХХ… Да простит меня за это Господь!!! Ну, я не могу это писать! Кто смотрел серию, поймёт, что должно происходить! А кто не смотрел… Пацан (!!!!) представил себя в шлеме, доспехах, на этом Лунороге верхом. Вокруг радуга, облачка, поле зелёное, небушко голубое. И вот он с воплем: «Всё, что тебе нужно – звездный свет, объятия друзей и магический билет в добрую страну Вообразилию! Да здравствуют Лунороги!!!» Начинает палить из рога своей лошади. Картина нормального реального происходящего: все в А***, вот от сюда я писать и начну).
-Пиу пиу-пиу-пиу пиу! – наставив на Рико и Рену свою лошадь, Рядовой отчаянно издаёт звуки пальбы.
Шкипер бьётся головой об забор в полголоса «пересчитывая» всех родственников Рядового. Ковальски чуть не плачет, закрыв глаза большим и указательным пальцами правой руки, локтём которой упирается в левую руку, обхватившую его талию крепко сжав левую ладонь в кулак, и ссутулив плечи. Рико поправив носу очки, перехватил шокированный взгляд «куклы».
-С ним такое бывает. Временами.
-Это могло бы быть смешно, если бы не было, так страшно… Можно?
-Давай. – Пожал плечами сержант.
Одним быстрым, ударом ноги она сшибла парня с забора.
-Рико, компадре, я знаю, что слова куколки звучат сладко, — Взывал отчаянно Шкиппа. – Но их создает безумный разум хиппи! Ты готов разрушить наше братство ради этого?
-Ага!
Опять собравшегося уходить Рико, словно молния рассекла на две части и, плюс, ещё на третью — подорвавшийся от проглоченных слёз крик Ковальски:
-Рико умоляю, не уходи!
Маньяк остановился как вкопанный.
Ренате, и так на курсе отличавшейся догадливостью, стоило лишь взглянуть на владельца обнимающих её рук, дабы понять – для него это не просто зов к совести сослуживца. Нечто другое. Большее. Чуть раскосые глаза, широко распахнулись, зрачки сузились, уголок губы, который можно было видеть глядя на него в профиль, пару раз дёрнулся, брови вознеслись к небесам. Хах, стыдно признавать, с кем она все это время водилась.
-Мы… Мы должны остаться друзьями. – Улыбнулась она.
-Друзьями! О, нет, боже! – Не в курсе происходящего, а потому, деланно разочарованно, но зато искренне удивлённо таким поворотом, воскликнул Шкиппа.
-Рико, когда девочки, так говорят, то это значит «Не хочу тебя больше видеть!»… — Тоже не при делах Рядовой постарался «разъяснить суть дела».
-Парень, боюсь, она тебя бросает. – Подхватил командир, едва сдерживая ликование.
Рико и сам едва сдерживался, чтобы, в, неподобающем случаю, образом, не кинуться расцеловывать девушку.
Рената поцеловала, и притянула его за шею, шепча на ухо:
-Хватай шанс за я-я-я... ну ты понял за что. Хватай и не отпускай. Будь счастлив малыш.
Рико чмокнул её в щёку и, спрыгнул с забора к уже спешившим его обнимать и целовать Рядовому и Шкиперу.
Ковальски молча, подошёл к ограждению.
-Так вот ты, гад, какой на самом деле. – Улыбнулась, садясь на корточки «Мисс Перки».
-Спасибо тебе.
-Я у подружек парней не отбиваю. Подруги? – Совершенно без зла и издевательства она протянула ладошку Ковальски. – Дай пять!
-Подруги. – В ответ улыбнулся учёный, с тихим шлепком опуская свою длань на её. – Держи, ты заработала. – Другой рукой пошарив в кармане он выудил пачку банкнот.
Откуда-то со стороны доносилось бодренькое: «Выше нос, солдат! Ты жених хоть куда!»
-Меня долго упрашивать не надо! – Денег в его руке, через секунду, уже не оказалось. – Похоже в курсе дела происходящего только трое. А маме я ничего не скажу. Давай, рули. Прощевай нечисть!
Девчушка скрылась по другую сторону.
-Интересно, а она знает, что там крапива?
Из-за стены донеслись приглушённые маты.
-Теперь знает. – Удовлетворённо заключил он, направляясь к уже закончив жаться и плакаться, потерявшим его сослуживцам.
-Ну, привет, блудный сын.
Рико зажался, начал, что-то мямлить, но ученый молча, сняв с него очки, кинул, их на землю, с хрустом придавил ногой. Затем снял бусы, и, чуть напрягшись, разорвал их. Цветные бусины со стуком поскакали по асфальту.
-Ты НАШ маньяк. И мы тебя никому больше не отдадим! А теперь пойдём, смывать с тебя эту хрень, и спа-а-ать. – Шкиппа не смог подавить чудовищный зевок.
Старлей дружески обнял за плечо подрывника и побрёл к дому: «Настоящая Мисс Перки ждет тебя дома. Она тебя любит, и не скажет того что расстроит тебя, и никогда не разобьёт твоего сердца. Я, если что, не дам ей!»
-Пасяб! Мне и так тоже хорошо... — Как бы невзначай, небрежно положил тот руку на бедро ученого.
-Один ноль в пользу воображения. Ты выиграл малыш. – Шкиппа глядя в след своим бойцам, потрепал волосы Рядового.
-Урря! – В обнимку со своей лошадкой и капитаном он отправился вслед за сослуживцами, на фоне огромной, цветущей луны.

@темы: Джулиан, Ковальски, Морис, Морт, Прочие персонажи, Рико, Рядовой, Сериал, Фанфики, Хуманизация, Шкипер

   

PoM Community - Never Swim Alone!

главная